Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

parus

Кстати, о погоде

+ 20 C Греки надевают свитера (если они могут их найти).
+ 15 С Гавайцы включают отопление (если оно у них есть).
+ 10 C: Американцев трясет. Русские сажают огурцы в огородах.
+ 5 С Вы можете видеть свое дыхание. Итальянские машины не заводятся. Норвежцы идут купаться. Русские ездят с опущенными стеклами.
0 C: В Америке замерзает вода. В России вода загустевает.
- 5 С Французские машины не заводятся.
- 10 С Вы планируете отпуск в Австралию.
- 15 С Кошка настаивает спать в Вашей постели. Норвежцы надевают свитера.
- 17.9 C: В Нью-Йорке домовладельцы включают отопление. Русские последний раз в сезоне выезжают на пикники.
- 20 С Американские машины не заводятся. На Аляске надевают футболки. машины не заводятся. Гавайцы вымерли.
- 30 С Политики начинают говорить о бездомных. Кошка настаивает спать в Вашей пижаме.
- 35 С Слишком холодно, чтобы думать. Японские машины не заводятся.
- 40 С Вы планируете двухнедельную горячую ванну. Шведские машины не заводятся.
- 42 C: В Европе не функционирует транспорт. Русские едят мороженое на улице.
- 45 С Греки вымерли. Политики реально что-то делают для бездомных.
- 50 С Веки смерзаются, когда Вы моргаете. На Аляске закрывают форточку в ванной.
- 60 С Белые медведи двинулись на юг.
- 70 С Ад замерз.
- 73 C: Финский спецназ эвакуирует Санта-Клауса из Лапландии. Русские надевают ушанки.
- 80 С Юристы положили руки в свои собственные карманы.
- 114 C: Замерзает этиловый спирт. У русских плохое настроение.
- 273 C: Абсолютный ноль, остананавливается атомарное движение. Русские ругаются: "Холодно, бля!"
- 295 C: У католиков в аду замерзают черти. Российская сборная по футболу становится чемпионом мира.
parus

Заволга - Волга - Заволга

Итак, вчера, в воскресенье, решили мы с сестрой съездить на лыжах за Волгу, в Бор. Вроде-бы он называется Яковлевским. Точно помню, что там есть озеро и земснаряд.
На обычных горках решили особо не задерживаться, и поехали дальше по тропке, уходящей в самые дальние леса. Немного времени спустя, выходим мы на край самых дальних лесов, и тут я понимаю: что-то в этом месте есть знакомое: был я здесь!
От края леса начинается огромное, без малейших следов растительности, поле, уходящее в обе стороны за деревья. За полем, на холме стоит огромный завод, трубы дымят. Тут меня сомнене дёрнуло: а где это у нас за Волгой такой завод?! Решение пришло неожиданно, и было до гениальности простым: ключевая фраза - за Волгой! Поле оказалось рекой, вставшей на зимнюю спячку, а завод - Судостроительным.
Вдруг, со стороны реки идут две дамы на лыжах. (Это был первый из злосчастных фактов, склонивших чашу весов в сторону последующего решения) После пары вопросов мы узнали, что идут они с той стороны, и что тут чуть ли не все так на лыжах катаются.
После этого моей сестре пришла в голову идея, а не пойти ли и нам на ту сторону. На что я добавил, что так можно дойти до самой Стрелки (песчаная коса в месте впадения Которосли в Волгу в г. Ярославле), и там выбраться на сушу, и до дома... (Видимость на горизонте вышеозначенного объекта была вторым злосчастным фактом в этот день). В общем, коллективными усилиями, мы решили идти по Волге до стрелки, а там до дома по набережной.

Волга зимой - место необычное. Попробуйте представить себе поле шириной полтора километра, протянцвшееся от одного края карты уровня до другого (ой, простите, с игрой спутал :) ) то есть от горизонта до горизонта. И на всём этом великолепии снег лежит нетронутым ковром алмазного блеска. Сверху солнце, бросающее на нас свет сквозь дымку, снизу вода (Правда, про воду понимаешь не сразу, это будет чуть позже). На расстоянии примерно одной трети от берега снег преывают самые разные следы: здесь пролетела чайка, коснулась лапами снега, подхватила что-то с него и вознеслась обратно ввысь. Тут прошёл рыбак, который до сих пор сидит одинокой черной птицей на горизонте. Чуть поодаль от берега гордый и прямой след Бурана, ушедшего когда-то за горизонт. Вот по его следу мы и направились.

Всё-таки, в движении по поверхности реки всегда было что-то особенное. Может быть, недоступность пространства, скрывающеося за поворотом... а может преспектива, искажённая низкой точкой обзора, когда все объекты кажутся одинаково далёкими. Когда движешься по водной глади, особенно, если до цели (читай, причала) неизвестное количество поворотов (кто был когда-нибудь в водных походах, тот это поймёт), возникает однообразное ощущение, замешанное на ритмичности движения и на постоянном наблюдении за целью (или за стрелкой часов и окружающим пейзажем). Кажется, что цель стоит на месте незыблемой твердью, и не думает приближаться, и от этого возникает ощущение глубокой ничтожности человека перед лицом окружающего мира. Даже не в буйстве стихии, а в величии и небрежности форм, принимаемых природой, содержится эта мысль.
Величие давит, но здесь на помощь человеку приходит ритм движения. Если не думать о цели, не считать глазом расстояние, а уйти в мир движения, отрабатывать процесс до автоматизма, тогда, сам собой, рваная  городская перепрыжка мыслей сменяется на плавное и текучее передвижение в потоке окружающего пейзажа. В таком ритме можно пройти много километров, и по окончании пути только удивиться: "И это всё"?

Когда идёшь по льду большой реки, кажется что под ногами твердь. Но вот на пути попалась лунка, оставленная рыбаками. Горловина её заросла прозрачной корочкой льда, но стоит ударить по нему палкой, и с бульканьем оттуда выплёскивается чёрная, ледяная вода. Это приводит к осознанию неочевидной мысли: там внизу, подо льдом есть другая cтихия, спокойная, но опасная. Если вокруг лунки лёд привычен и твёрд, то наблюдая игру воду в свежей трещине от лыжной палки невольно представляешь, что бывает с невнимательныи и неосторожными на этой поверхности.

По мере продвижения попадаются довольно странные объекты. Ветки дерева, торчащие из снега выглядят чем-то противоестественным, но присмотревшись, можно понять, что они оставлены рыбаками для отметки старых лунок. Следы снегоходов не везде прямые. Местами они расходятся в стороны, как маршруты трамваев, и вливаются обратно в общую колею. В воображении возникает сцена, как неизвестный водитель, почуяв простор начал выписывать вензеля на снежной поверхности. Поперёк снегоходную дорогу пересекают лыжные тропы, а то и просто цепочки следов. Они начинаются на правом берегу, и исчезают у левого. Со временем таких дорожек становится всё меньше и меньше. Затем они исчезаю вовсе. Вслед за ними иссяк и след Бурана. Последняя лыжня уходит в Речной Порт. Дальше лежит гладкая, нетронутая целина. Царство снега и солнца. Вот его мы и кроим своими лыжами на две неравные части.

Вдруг слева у берега становится заметна серо-черная полоса, которая, при внимательном осмотре, оказывается промоиной метров 50 в длину, и метров 7 в поперечнике (По высокому берегу Волги, к которому мы подбираемся идёт тёплый сброс воды, в результате чего, с этой стороны берег всегда талый).
Ладно, осталось немного, идём дальше!
На подходе к Стрелке, на водах реки Которосль сидят рыбаки. Между нами и их расположением край промоины. С высоты роста кажется, что от края промоины до Стрелки (50 м) лёд ровен и имеет ту же толщину, что и на середине. Остановившись для поиска наилучшего выхода на сушу мы внезапно слышим крики рыбаков:" Отойдите, а то провалитесь!" - "Разойдитесь подальше!". Из этого набора следует, что стоим мы на чём-то не столь незыблемом, как было до этого. Далее между мной и рыбаками происходит примерно следующий диалог:
- А где можно на берег пройти?
- А вы откуда?
- Из Яковлевского Бора
- Ну, вот туда и идите!
После некоторого раздумья мы решили сформулироват свои вопросы точнее:
- А как нам на Стрелку то пройти? - На что следует исчерпывающий ответ - На автобусе!

В ходе этого диалога, осматриваясь по сторонам, и постукивая палкой по льду я заметил одно интересное отличие ит середины реки - толстый лёд, когда по нему стучишь палкой, издаёт звонкий, сухой звук:"дзясь!"
То место, где мы стояли отвечало на стук глухим и басовитым: "дзом!", похоже удар ногтем по сырому яйцу. Заметив сей неоднозначный факт, мы порешили, как это ни печально, последовать совету рыбаков, и поехать домой на автобусе, благо, Седьмой Корпус Университета, как ориентир, и остановка автобуса были недалеко, на другом берегу реки :). До седьмого корпуса, если по реке, километра два, и от корпуса до остановки - километр.
А до чего-ж обидно было стоять в двадцати метрах от Стрелки, иметь возможность довинуть до берега камнем, но не иметь возможности дойти... Чушь, скажете вы, можно всегда было отыскать обходной путь, по льду пройти... Вот и попробуйте на досуге. А лучше не пробуйте, ибо вытаскивать из полыньи таких умных людей в наше время никто не торопится :(
По итогам сей прогулки хочется сделать вывод: надо было следить за дорогой, и с последней лыжнёй уйти на берег, в Речной Порт. Тогда, хоть полный круг и не был бы завершён, но основная часть пути, Волга была бы пройдена не зря.